Название сайта "Шипицыно"

 

                            

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Цветет шиповник

Стихи Подойницыной Галины

        

Мой посёлок -

                        родное Шипицыно

С тополями,

                        холодной водицею,

С кружевною избою нарядною,

С белой ночкою ненаглядною.

Мой посёлок,

                        родная сторонушка,

Тихой речки

                        песчаное донышко,

И черёмухи ягода спелая,

И к обрыву тропиночка смелая.

Мой поселок,

                        любимую родину

Не назвали малиной,

                        смородиной.

Наколовшись изрядно шипицею,

Предок выдавил гневно:

                        «Шипицыно!»

С той поры отзвенели столетия

И сменяли расцвет – лихолетия,

Ночку темную – утро ясное,

Дни ненастные – солнце красное.

Но всегда выживало

Шипицыно

С тополями,

                        с холодной водицею,

И с людьми, что дороже золота,

Крепче самого лютого

                        холода,

С розой северною –

                        шипицею.

И гордимся мы,

                        что  шипицынцы!

 

*   *   *

 

Я люблю и дожди, и морозы, и снег.

Обожаю крутые твои берега.

Я люблю полноводность и холодность рек.

Я люблю твои годы, эпохи, века!

Я люблю у сосны золотистость коры

И лягушек в болоте, и яркость рябин.

Я люблю у лисицы надёжность норы.

Я люблю тебя, милый, люблю до седин.

До последнего вздоха, до крайнего дня,

Я люблю глубину твоих синих озёр!

Нет прекраснее места, чем ты, для меня!

Я люблю тебя, Север! Люблю с давних пор!

Я купаюсь в туманах и пью аромат

Земляничной поляны. Брожу до утра.

Я влюбилась в тебя столько вёсен назад,

А всё кажется мне – это было вчера!

Для меня ты – один! Навсегда! Только мой!

Ты – и жизнь моя, боль моя, радость моя!

Я дарю тебе, Север,

                               такую любовь,

Не видали которой другие края!

 

*   *   *

 

В далёкой дали, в широком поле,

В траве высокой и перезрелой

Пасутся ночью гнедые кони.

Пасутся кони при свете белом.

Пасутся кони. Их ржанье слышат

И это небо, и эти звёзды.

Им ветер резвый в затылок дышит,

Им сыплет вечность на гривы гроздья

Седых столетий. А мне приснилось,

Что я кормила их тёплым хлебом.

Но это чудо мгновенье длилось

И потерялось. Хотелось мне бы

Вскочить на спину коню гнедому,

Вцепиться в гриву и вдаль помчаться

Всё ближе к цели, всё ближе к дому,

Всё ближе к счастью… И там остаться…

 

*   *   *

 

Родина моя милая,

Светлая, словно солнышко.

Реки неторопливые

С чистым, песчаным донышком.

Дали твои бескрайние,

Небо твоё бездонное,

Грома раскаты дальние,

Лето, от зноя сонное...

 

Родина моя чистая,

Как вода родниковая.

Очи твои лучистые,

Луга рубашка новая

Пахнет травою нежною.

Зимы твои нарядные,

Длинные ночи снежные,

Звёздочки ненаглядные...

Родина моя ласковая

С росами и с туманами,

С былью и доброй сказкою,

С морем и с океанами,

С шуткой игривой, звонкою,

С песней протяжной, вольною,

С белой берёзой тонкою,

С соловушки трелью сольною...

 

Родина моя ясная,

В мире неповторимая,

Самая ты прекрасная,

Лучшая и любимая!

 

*   *   *

 

БАБЬЕГО ЛЕТА ДЕНЬКИ ЗОЛОТЫЕ

 

Раскинулись вольно луга заливные,

На солнышке греют в истоме бока.

Эх, бабьего лета деньки золотые!

Ни грома, ни звона, ни ветерка.

Стекает тропинка с крутого угора,

Осколки озёр пьют небес синеву,

Пленяет бескрайность родного простора…

Я здесь родилась. И росла. И живу.

Шиповник меня обнимает за плечи,

В пожаре заката пылает листва,

Баюкает нежно меня тихий вечер,

Ложится под ноги густая трава.

Я ягоды бережно сыплю в лукошко,

Ладошки царапает стража – шипы.

«Не злитесь, - прошу. – Я возьму лишь немножко».

И вдаль поспешу по изгибу тропы.

Раскинулись вольно луга заливные,

На солнышке греют в истоме бока.

Эх, бабьего лета деньки золотые!

Не передаст красоты той строка…

  

*   *   *

 

Север, тихий и суровый

С чудно-белыми ночами –

О тебе пишу я снова.

Чайки на пустом причале

По привычке ждут кого-то.

А в лесу – туман и сырость.

Клюква-ягода с болота

На ладони заискрилась.

Комары звенят у уха,

Мошкара в глаза вцепилась.

И деревня, как старуха,

Молчаливо покосилась

И окном подслеповато

Смотрит, смотрит на дорогу…

Била здесь ключом когда-то

Жизнь колхозная. Подмогу

Не дождаться деревеньке.

И гниют, гниют ступеньки…

Север, чистый и открытый,

С родниковою водицей,

Не всегда бывал сам сытым,

Но гостям давал напиться

Чистотой бездонной неба,

Ароматом трав звенящих,

Деревенским духом хлеба,
Добротою настоящей.

А сейчас пожухли травы,

Рожь в полях не колосится,

Молодежь не для забавы

Переехала в столицы.

Ивой зарастают пашни,

Плача утренней росою.

Не вернуть нам день вчерашний

С звонкой песней и косою.

Не вернуть. И мне не спится,

Давит душу боль потери.

Мокрые от слез ресницы…

По тебе я плачу, Север!

 

*   *   *

 

Безгрешной первозданной чистотою

Сияет снег. И скромный Туровец

Встречает меня с милой простотою.

И батюшка, духовный мой отец,

Спешит навстречу с радостной улыбкой,

Благословляет, шутит и смешит.

И вновь в душе запели тихо скрипки,

И прочь печаль с заботами бежит.

… Два года пролетели, словно птицы.

Весну меняло лето. Вновь зима.

И снова Туровец ночами снится,

И церковь с колокольней и дома.

Уже два года мой отец духовный

Не шутит, не встречает, не бранит

И смотрит на меня печально, словно

Так тяжко давит на него гранит…

Меня он звал и вредной, и упрямой,

Берег и защищал от разных бед.

Он для меня священник лучший самый,

Пусть пролетит еще немало лет…

Безгрешной первозданной чистотою

Сияет снег. Духовный мой отец

Остался неразлучен и со мною,

Да и с тобою, тихий Туровец…

 

 *   *   *

 

Мой любимый Котласский район,

Мой родной, мой отчий дивный край

Был в годину смутную рожден.

И тогда студёные ветра

Дули на тебя со всех сторон,

Принося разруху, голод, боль,

Слезы, холод и кандальный звон,

И от пота въевшуюся соль…

Годы шли. Все выдержал, окреп,

Возмужал, расправил гордо плечи,

Строился, детей растил и хлеб

И топил в своих деревнях печи.

В ногу с пятилетками шагал,

Зерновые в поле колосились,

Величаво высились стога

На лугах, которые косились…

И текло рекою молоко,

Вальщики с умом леса валили

И сплавляли северной рекой.

А по рекам катера ходили,

Теплоходы, баржи, глиссера…

И не перечесть всего, что было,

Кажется, недавно, лишь вчера…

Но вчера вдруг жизнь твоя застыла.

 

Заросли поля густой травою,

Ивой затянулись. Молоко

Полноводной не течет рекою:

Выживать вдруг стало нелегко.

И закрылись фермы и совхозы.

Нет коров, нет пашен – нет села.

И роса на травах – словно слезы.

Кто принес деревне столько зла?

Леспромхозы встали, и заводы

Никому вдруг стали не нужны.

И остались люди без работы –

В чем-то виноваты без вины…

 

Мой любимый Котласский район!

Мой родной, мой отчий дивный край!

Был в годину смутную рожден,

И тогда студёные ветра

Не сломили. Вырос и окреп.

Верю, что ты вновь расправишь плечи!

Будут колоситься в поле хлеб

И топиться в деревеньках печи.

Вкусное парное молоко

Вновь польётся щедрою рекой.

… Было всё разрушить так легко!

Поднимать намного тяжелее.

Котласский район мой дорогой!

Я бы помогла, но не умею…

 

*   *   *

 

Любовь меня качала в колыбели

Из мягких трав с жемчужною росинкой.

И на заре мне жаворонки пели.

Стекала нежность чистою слезинкой

На лепесток цветочка лугового -

Простого, деревенского, родного.

Тянулись облака из дальней дали,

Гроза пока катилась стороною,

Шагали мимо скорби и печали.

Лишь терпеливо нянчилась со мною

Моя любовь, качая в колыбели.

И жаворонки тихо песни пели...

 

*   *   *

 

Новый год у ворот, Новый год!

Дед Мороз календарь достает.

Вновь начнется холодный январь.

Мне ж так года прошедшего жаль!

Вновь весна, ледоход на реке,

Белый ландыш в замерзшей руке,

Легкий пух, тихий шепот ручья,

Вновь пьянящая трель соловья

И берез золотая печаль,

И простора бескрайняя даль,

Улетающий клин журавлей,

Плач нескошенных серых полей,

Подползающий липкий туман

И тепла запоздалый обман.

Вновь речушки хрустальный ледок

И сугроба хрустящий пирог.

Снова год, новый год у ворот!

Дед Мороз календарь достает...

Вновь скрипучий, морозный январь,

Снова года ушедшего жаль...

 

*   *   *

 

Пусто. Тихо. Ни одной звезды.

Фонари. Упрямый ветерок.

Лишь луна косится с высоты

На тетрадь и эту пару строк.

Редкий снег кружится в тишине.

И ни колокольчика, ни вздоха...

Лунный свет струится по стене,

Спит на ветке воробьишка-кроха.

 

*   *   *

 

Зима. Сырой скрипучий снег

И тихий вечер,

И мысли трепетной разбег,

Луна и свечи.

Зима. И нежный ветерок

Мне гладит щеки

И провожает за порог

По той дороге,

Что поведет меня. Куда?

Сама не знает.

А вдруг исчезнет без следа?

И так бывает!

 

*   *   *

 

Неба бездонного синь-глубина.

В волнах полощет седая Двина

Крапинки солнца, всполохи света

Знойным, коротким северным летом.

Берег крутой, заливные луга,

Шепот в сосновом бору ветерка.

Ворох цветов, ароматы полей.

Пух, легкий пух вековых тополей.

Осени тихой пора золотая,

Клин журавлей, воробьев шумных стая,

Гроздья рябины, терпкой и спелой.

Поступь зимы, зачарованно-белой.

Ветры студеные, вьюги, снега,

Меряет саван хрустальный река.

Русская печь. Колобки. Молоко.

Дышится вольно, спокойно, легко.

Звон колокольный, рассвет, тишина.

Писк комариный с утра до темна.

Люди с открытой душой. Мастера.

Будет всегда так. И было вчера.

Хочешь - сюда приезжай и живи!

Край этот тихий своим назови.

 

*   *   *

 

Осень поздняя. Осень серая.

Осень мрачная, неумелая,

Шалью вытертой перевязана.

Рукавичка одна лишь связана.

Сырость чавкает да под ноженькой.

По раскисшей идет дороженьке

В рваных валенках, да с калошами

Осень поздняя, нехорошая...

 

*   *   *

 

Я плачу. Прости меня, Боже!

Прости, пожури, пожалей.

Я очень грешна. Но все же

Ты ждешь меня у дверей.

 

Я плачу. Болит сердечко

И стонет моя душа,

И жизнь моя тает свечкой,

Грехи мои вороша...

 

Я плачу. Прости меня, Боже.

Встаю на колени. Прости!

К раскаянью путь так сложен!

А я в начале пути...

 

*   *   *

 

Поцелуи порхают по нежным губам,

Руки ласково гладят мне плечи.

Я тебе всю любовь и всю ласку отдам

И зажгу ароматные свечи.

Буду пить аромат я медовых речей,

Не боясь звука, шороха, взгляда.

Сколько солнечных дней

И волшебных ночей

Мой любимый со мной будет рядом!

 

*   *   *

 

Любовь растаяла, как дым.

               Дым щиплет очи.

Рассталась с милым, дорогим,

               и горько очень...

Любовь растаяла, как дым,

               как не бывало.

А нам кукушка столько лет

               накуковала...

А нам кукушка столько лет

               наворожила -

Его уже со мною нет.

               Ты поспешила...

 

Любовь растаяла, как дым...

 

*   *   *

 

Тёмная ночка. Заснули комарики.

И светлячки потушили фонарики.

Зайчики дремлют под ушками длинными.

Спят тополя и берёзы с осинами.

Спят луговые цветы и гроза.

Спит на траве до рассвета роса.

Спят облака и луна в облаках.

Речка сопит на своих берегах.

Спит ветерочек, свернувшись клубочком,

Только не спит моя милая дочка.

Все колыбельные песенки спеты,

Сказки прочитаны, ножки согреты,

Вновь поцелована каждая щёчка,

Только не спит моя милая дочка!

Тёмная ночка. Заснули все дети.

Спят и Алины, и Маши, и Пети,

Кати и Светы, и Насти, и Саши.

Только не спит одна девочка наша...

Спи, моя крошка, закрой свои глазки,

Снова я буду рассказывать сказки,

Петь колыбельные песенки вновь...

Ночи спокойной! И радужных снов!

Тёмная ночка. Заснул медвежонок.

Спит рядом с кошкой пушистый котёнок.

Спят стрекоза и лягушка в болоте,

Бабушки, дедушки, дяди и тёти.

Сонно зевает и тёмная ночка,

Только не спит моя милая дочка! -

Ты, моя мамочка, очень устала!

Сколько же сказок ты мне прочитала!

А колыбельных сколько мне спела!

И целовала, и ноженьки грела!

Спи, моя мамочка, баюшки-бай.

Глазки закрой и скорей засыпай!

Я поцелую сейчас твои щёчки.

Спи, моя мамочка, тёмною ночкой!

 

* * *

 

Окна, заколоченные досками...

Падает капель с дырявой крыши.

Юная, под тонкими берёзками,

Я здесь счастье встретила. Ты слышишь

Шёпот пролетающего времени,

Музыку забытую, из прошлого?

...Плечи мои давит тяжесть бремени.

Кажется, осталось всё хорошее

Где-то здесь, в избушке с русской печкою,

Где-то под иконами старинными.

С восковой, пахучей тонкой свечкою,

С песнями, печальными и длинными...

Кажется, осталось всё хорошее

В этой, милой сердцу деревеньке,

Где стучится в душу моё прошлое,

Где скрипят подгнившие ступеньки...


 

* * *
 

Чудный вальс зазвучал над широкою улицей,

Заплетая в косичку манящую даль.

Небо плакать хотело - раздумало хмуриться,

А мне жаль бесконечно, чего-то мне жаль...

Снова ты проплываешь чудесным видением

Рядом с юной, невинной, чужой красотой.

Равнодушие, может быть, было б спасением.

Но оно не справляется с этой бедой!

А беда и мала, и ничтожна, но, кажется,

Что на свете больнее нет этой беды.

И когда же ревнивое сердце уляжется

И во тьме потеряются боли следы?

Чудный вальс всё звучит и звучит над селением.

Очень жаль, что ты в вальсе кружишь не меня.

И терзает меня, вновь терзает видение

То ли ревности, то ли любви - не понять!

 

* * *

 

Богом забытая наша деревня.

Богом забытые пашни, луга.

И в кандалах из разрухи и тленья

Плачет и бьется, и рвется строка

 

От нищеты, от заброшенных судеб,

От запустения. Боже ты мой!

Что с нами дальше, несчастными, будет?

Что будет с нами? Дорога домой

 

Сквозь неустроенность, сквозь лихолетье,

Что над деревней моей пронеслись,

Плачет, как дождик, стонет, как ветер...

Только невольно глаза смотрят ввысь.

 

Хочется верить, что Русь не забыта!

Хочется верить - Россия жива!

В имени этом так много сокрыто!

Это не только простые слова!

 

... Но за окном - позабытость деревни,

С полуистлевшей покорностью изб...

Жил здесь народ - терпеливый и верный,

Ждал доли лучшей.

Не дождались...

 

* * *

 

Я приеду сегодня. Приеду!

Я приеду сегодня, встречай!

Вновь холодным и пасмурным летом

Будем пить мы с тобой крепкий чай,

Вспоминать деревенское детство

И тропинку с обрыва к реке,

И старушку. Жила по соседству

И ходила в пуховом платке

И зимою и летом. Дырявым

Стал со временем этот платок,

Но она надевала упрямо

Своей верной любви лоскуток

 

Плат пуховый накинул на плечи,

Уходя на войну (ту войну),

Ее милый в завьюженный вечер

И оставил на весь век одну...

И ни весточки, ни похоронки...

Мир порою бывает жесток!

Замуж вышли подруги-девчонки

За пришедших с войны. Он не смог

Прилететь к своей милой подружке,

Подарить и любовь, и мечту.

Годы шли, превращая в старушку...

Но она сквозь тоску и беду

Пронесла и любовь, и платочек.

Так свое на земле отжила...

Этот верной любви лоскуточек

С нею там, где холодная мгла...

 

Я приеду сегодня. Приеду!

Я приеду сегодня, встречай!

Этим пасмурным нынешним летом

Я приеду к тебе не на чай!

Мы пойдем с тобой к этой старушке

На могилку. Помянем ее.

Крест поправим. Посмотрим избушку:

Ведь любовь до сих пор там живет!

 

Галина Подойницына,

п. Шипицыно

 

-------------------------------------------

Вернуться на главную страницу.

 

 

 

 


 

©Идея и дизайн сайта - Барсуков Анатолий

При использовании материалов ссылка на сайт и авторов работ обязательна.